20/03/2010

Предание о битве между Колой Кантом и Сеска Солсой.

Posted in Общество tagged , , в 5:33 пп от ghalgha


КОЛОЙ КАНТ И СЕСКА СОЛСА

Имя Колой Канта было известно по всей стране. Днем он пас своих овец на горе Колой, а ночью загонял их в пещеру. Вход в пещеру он закрывал скалой, которую не могли сдвинуть с.места тысяча человек, и спокойно ложился спать. Вожаком овец у Колой Канта был козел, понимающий человеческую речь. Однажды козел с несколькими овцами отправился с гор в долину, вернулся он через семь лет с бесчисленной отарой.

Сеска Солса вместе с Боткий Ширткой, который мог отправ-

Она вышла, но опять, заслушавшись, стала доить корову мимо подойника. Затем она снова вбежала в дом и стала просить мужа и деверей поднять тревогу, но они и на этот раз не обратили внимания на ее слова.

В третий раз она стала доить корову, но и опять мимо подойника. Обеспокоенная грустной мелодией Колой Канта, она снова вбежала в дом и воскликнула:

— Чтоб вы носили мой платок! Что вы лежите? Если вы не пойдете, то я пойду на помощь нашему мальчику.

Устыдившись слов женщины, они подняли тревогу, прибыли к пещере и увидели связанного Колой Канта.

Разрезав кинжалами ремни, они освободили брата. Колой Кант по следам отары бросился вдогонку нарт-орстхойцам. Нарт-орстхойцы задумали перегнать овец через Терек на свою сторону. Половина отары была уже перегнана, а другая половина и сестра Солсы еще находились по эту сторону берега, когда догнал их Колой Кант.

Сеска Солса в тревоге воскликнул:

— Боже и Села, не дайте мне попасть в руки Колой Канта!

Терек, текший до того маленьким ручьем, вдруг вздулся и заполнил берега настолько, что человек уже не смог бы перебраться через него. С тех пор Терек стал полноводен. Сеска Солса, обрадованный своим спасением, говорят, воскликнул:

— Не надо битвы, Колой Кант! Находящиеся по ту сторону берега овцы и сестра моя — твои, а находящиеся по эту сторону овцы — мне в калым.

Довольный таким решением, Колой Кант схватил большую скалу и бросил ее за Терек, как бы говоря, вот что я, сделал бы с вами, если бы настиг.

Сеска Солса в свою очередь, бросил скалу со своей стороны, как бы говоря, а я бы сделал вот это.

Обе эти скалы и сейчас, говорят, стоят у Терека чуть выше Балтов. Скала, брошенная Сеска Солсой, вдвое меньше скалы, брошенной Колой Кантом.

Реклама

Предание о строительстве сторожевой башни.

Posted in История, Культура tagged , в 1:51 пп от ghalgha

Илли о том как построили башню

Трижды землю поили молоком, трижды срывали грунт,

И только когда земля отказалась пить, положили первые камни;

Восемь огромных глыб, образующие углы воув,

И был каждый камень ценою равен быку, а весом – восьми быкам.

Их привезли с вершины горы, взявши из-под голубого льда… Читать далее…

Предание о Колой Канте.

Posted in История, Культура в 1:28 пп от ghalgha

КОЛОЙ КАНТ

Жили три брата, и самый младший- из них был Колой Кант. С малых лет он не работал и только укреплял свои телесные силы. Семь лет прожил он за счет двух старших братьев. Когда почувствовал в себе значительные силы, он взялся за работу. Его любимым занятием было разведение овец, и он стал пастухом. В это время у всех братьев было всего двадцать овец, среди которых был козел, говоривший по-человечески и прозывавшийся по имени своего хозяина, то есть Колой Кант.

Когда Колой Кант в первый раз отправился пасти своих овец, то заблудился и перешел через несколько гор. Двенадцать лет не было о нем ни слуху ни духу. За это время стадо у Колой Канта увеличилось настолько, что овец невозможно было сосчитать, и, если обозревать пространство, которое они занимали во время пастьбы, то им не было ни конца ни края.

Всех овец Колой Кант загонял в огромную пещеру, имевшую вход наподобие ворот; вместо дверей он приставлял плоский камень, который могли передвинуть только шестьдесят человек: он же сам одной рукой ставил его.

Сеска Солса с шестьюдесятью нарт-орстхойиами пожелал отправиться за добычей, но прежде он заехал, как это делал всегда, к Боткий Ширтке посоветоваться, куда ему лучше отправиться за добычею.

— Поезжай к Колой Канту. Он имеет баранту без счета, но я заранее предупреждаю тебя, что ты не сладишь с ним: он чересчур силен, — сказал Боткий Ширтка.

— Что ты говоришь, Ширтка, зачем ты стыдишь меня перед нарт-орстхойцами? Неужели я, Солса, который по силе, отваге, хитрости не находил до сих пор себе соперника, не могу победить пастуха?

Он отправился со своими, товарищами к Колой Канту с намерением угнать у него баранту. Когда подошли к пещере, где находился Колой Кант, они общими усилиями отодвинули плоский камень, стоящий при входе в нее. Как только они вошли туда, к ним направился козел, говоривший на человеческом языке, и стал драться с ними.

— Что ты делаешь, Колой, разве ты не видишь, что они гocти? — сказал Колой Кант, который только что проснулся.

Он стал отгонять козла, но в это время шестьдесят нарт-орстхойцев кинулись на него со всех сторон, бросился на него и сам Сеска Солса. Колой Кант расправил свои плечи и ударил всех нарт-орстхойцев об стену пещеры, а Солее дал такую пощечину, что тот закружился, как кубарь. Еле-еле живыми ушли они от Колой Канта.

Сеска Солса пришел к Боткий Ширтке и сознался ему в том, который сильнее его — это что существует в мире один человек, Колой Кант.

— Но я или он — один из нас должен умереть, — добавил Солса, — нам вместе нельзя жить в одно и то же время!

Солса стал Просить Боткин Ширтку, чтобы тот нашел средство, способное как-нибудь уменьшить силу Колой Канта, или же, как его победить.

— Я знаю одно средство, — ответил Боткий Ширтка. — Надо вовлечь Колой Канта в любовную связь с какой-нибудь женщиной, и если он проживет с нею недели две, то потеряет свою прежнюю телесную силу.

— Поэтому, если хочешь победить своего соперника Колой Канта, подошли к нему свою сестру; пусть она постарается завлечь его. Через две недели ты отправишься с прочими нарт-орстхойцами к Колой Канту, и вы смело сможете связать его и угнать всю его баранту.

Солса так и сделал. Он подослал свою сестру к Колой Канту. Колой Кант принял ее и ночью для незнакомой гостьи зарезал барана.

Поужинав, они легли спать отдельно, но, спустя несколько времени, сестра Солсы встала, подошла к тому месту, .где лежал Колой Кант, и хотела лечь с ним, сказав, что сама судьба назначила ей быть его женою.

— Поди прочь, — сказал Колой Кант, — знай, что я дал слово никогда не жениться, не иметь дела ни с какой женщиной. Уходи от меня завтра же, если ты желаешь что-нибудь попросить, то охотно отдам тебе половину своей баранты, только отвяжись от меня!

Но она осталась и на другую ночь и опять явилась к постели Колой Канта. Он опять прогнал ее. На третью ночь, когда она подошла к нему, он уже не смог пересилить страсть и позволил ей лечь с собой. С этого времени Колой Кант предался своей страсти — все время проводил с сестрой Сеска Солсы. Он уже перестал пасти баранов; вместо него смотрел за ними и загонял их в пещеру козел, говоривший по-человечески. Чем больше Колой Кант проводил время с сестрой Солсы, тем больше терял он силу. Он уже не мог плотно ставить камень при входе в пещеру; день ото дня вход в пещеру расширялся; через десять дней можно было человеку свободно войти в пещеру.

Между тем Солса не забыл совета Боткий Ширтки. Спустя две недели он отправился вместе с Боткий Ширткой и со своими товарищами нарт-орстхойцами к Колой Канту. Так как вход в пещеру был свободен, то они без препятствий вошли туда и застали Колой Канта спящим на коленях у сестры Солсы. Нарт-орстхойцы немедленно связали его веревкою, сделанной из конских волос. Когда Колой Кант проснулся, он уже был связан; он стал Питься так, что веревка, которая связывала его, врезалась ему до самых костей. Нарт-орстхойцы зарезали его любимца козла. Колой Кант просил у них, чтобы они дали ему какую-нибудь кость от козла, но нарт-орстхойцы отказали ему в этой просьбе.

— Я ему дам, что он просит, — сказала сестра Солсы и подала ему бедренную кость.

Взяв из рук виновницы своего бессилия кость, Колой Кант сделал из нее зурну и заиграл на ней жалобную мелодию. Голос этот был услышан женою старшего брата Колой Канта, когда вечером она во дворе доила коров. Она сказала:

— Это играет не кто иной, как младший брат моего мужа; с ним должно быть случилось какое-нибудь несчастье.

Она пошла сообщить об этом своему мужу и деверю.

Те немедленно помчались в ту сторону, где жили нарт-орстхойцы, предчувствуя, что брата их, вместе с его барантой, увели нарт-орстхойцы. Они уже догоняли нарт-орстхойцев между Джей-раховским и Дарьяльским ущельями, но бог, предвидя, что если братья Колой Канта догонят нарт-орстхойцев, то прольется человеческая кровь, провел для устранения кровопролития реку Терек. На правом берегу реки остался Колой Кант с братьями и сестрою Солсы и с половиной своей баранты, а на левом берегу — нарт-орстхойцы с остальной половиной баранты Колой Канта, как бы в калым за сестру Солсы. Колой Кант, видя, что его отделяет Терек от нарт-орстхойцев, и, желая показать им свою силу и ненависть к ним, схватил длинный плоский камень, ударил его о землю, говоря, что он швырнул бы их тоже о землю, если бы они попались ему в руки. Нарт-орстхойцы тоже, как бы в ответ ударили такой же камень о землю. Погрозив и показав свою силу, они разошлись: нарт-орстхойцы отправились в Санаби, а Колой Кант с братьями и сестрой Солсы, которую он взял для себя в жены, отправился домой. Прибыв в родной аул, Колой Кант пожелал испытать, сколько у него осталось силы после женитьбы. С этой целью он влез на вершину горы и поставил один на другой три камня громадной величины.

С тех пор его никто не трогал и не покушался угнать его баранту.